«Тавричанка» не вышла на связь…

13 сентября 2017

Литература всегда была неизменной частью полноценного воспитания молодого поколения. Редакция публикует рассказ члена Союза журналистов России Леонида Туйманова о любви, потере и удаче.

Кто в море не бывал, тот и горя не видал.
Русская пословица

Всегда, когда бываешь в длительном плавании, удивляешься замедленному течению времени и, наоборот, чувствуешь его стремительный бег, когда находишься в отпуске, отдыхаешь с семьей, родственниками или друзьями. И время будто бы замирает, в груди появляется щемящая боль, когда вдруг узнаешь о кораблекрушении, гибели кого-то из однокашников по морскому училищу, сослуживцев или товарищей, с которыми сводила флотская судьба.

С 1912 года, после «айсберговой» трагедии с «Титаником», у моряков принято желать друг другу не только здоровья, но и удачи, ведь на печально известном лайнере моряки были здоровы, а вот удачи у них не было… Почему же тогда столь желанная удача обошла очень многих моряков? Неужто их человеческие грехи превысили разумные рамки, и повелитель морей и океанов Нептун разгневался и наказал их? Вряд ли. Каждый, кто связал свою жизнь с морем, непременно знает: морская профессия издавна отнесена к категории опасных. Во Владивостоке, например, об этом напоминают Морское кладбище и памятник погибшим морякам в центре города…

Как бы там ни было, гибель теплохода «Тавричанка» Дальневосточного морского пароходства вошла в число неразгаданных морских катастроф прошлого века.

* * *

Время давно перевалило за полночь, а Оксане Владимировне Черешковой не спалось. Предчувствие беды с единственным сыном не давало ей покоя, и она с нетерпением ждала утра, чтобы позвонить бывшему мужу. Более двадцати лет они были в разводе и созванивались лишь в особых случаях. Выслушав, Павел Николаевич ответил:

— Прямо сейчас свяжусь с московским другом и попрошу узнать через министерство морского флота о «Тавричанке».

Спустя полтора часа он перезвонил ей:

— Предчувствие тебя не обмануло: вчера в условленное время «Тавричанка» не вышла на связь…

— Что же делать? — дрожащим голосом спросила Оксана Владимировна.

— Будем ждать и надеяться на лучшее…

Под вечер из столицы сообщили: «14 ноября 1976 года в штормовых условиях в Восточно-Китайском море затонул т/х „Тавричанка“. Наиболее вероятными причинами гибели являются смещение груза и опрокидывание судна. Погибли 26 членов экипажа. На месте катастрофы обнаружены тела восьмерых моряков. Крушение произошло в координатах: 30 56ʹ с.ш., 125 55ʹ в.д.».

— Ну вот и все, — с болью в сердце подумал Павел Николаевич. — Надеяться больше не на что. Позвонить Оксане? Нет, лучше поеду к ней домой. Женька — наш сын, и горечь утраты надо разделить вместе…

Узнав о гибели «Тавричанки», во Владивосток из разных мест начали съезжаться родственники погибших моряков. Приехала и мать Евгения Черешкова. С собой захватила последнее письмо сына. В нем он сообщал, что собирается приехать с невестой и дома сыграть свадьбу. «Скоро, мать, ты станешь бабушкой» — эта строчка из письма явно указывала на беременность невесты и не выходила из головы матери. В эти нелегкие минуты ей захотелось найти девушку сына по имени Элеонора. Помочь вызвался старший помощник капитана теплохода «Белокаменск» Виктор Джуров, который ожидал прихода своего судна. Он ясно понимал трудность выполнения такой задачи, ведь искать в многотысячном городе человека, зная только его имя, равносильно поиску иголки в стоге сена. Однако настойчивости моему другу было не занимать.

В отделе кадров рассказали, что Черешков дважды обращался с просьбой об отпуске. Но заменить его в тот момент было некем, и отпуск не предоставили. Теперь же, чтобы найти Элеонору, предстояло искать тех, с кем дружил или общался Евгений. В данном случае такими людьми могли быть члены экипажа «Тавричанки». Но экипаж погиб вместе с судном. Кто же остался? Как выяснилось, перед роковым рейсом ушли в отпуск трое: матрос Алханов из Челябинска, боцман Тарасов из Владивостока и штурман Смелов из Уссурийска. Первому из них можно было позвонить — в личном деле Алханова инспектор нашел номер домашнего телефона, а вот к другим следовало ехать, благо было не далеко.

С переговорного пункта Виктор позвонил в Челябинск. Матрос, к сожалению, ничего конкретного не сообщил. Элеонору он не знал, видел как-то ее с Черешковым, и то мельком. Даже обрисовать, как она выглядит, толком не смог. «Стройная блондинка», — был весь ответ.

Виктор отправился домой к боцману Тарасову. Жил он на улице Сахалинской, в районе бухты Тихой. Место это было действительно тихое. С сопки, на склоне которой располагались высотные дома, открывался прекрасный вид на бухту, а внизу, у самого берега, сидели с удочками рыбаки.

Дверь Виктору отворила женщина лет пятидесяти. Узнав о цели визита, пригласила войти.

— Мужа нет дома, — сказала она, — но скоро должен прийти.

Пока гость рассматривал флотские фотографии на стенах, хозяйка накрыла стол. За чаем разговорились.

— Понимаете, ни у меня, ни у супруга никого из родственников нет. Мы сироты. Но самое печальное, что у нас нет детей. Совсем одни… Муж отработал два года на «Тавричанке», и его чуть ли не насильно выпроводили в отпуск. Узнав о трагедии, не может сидеть дома. Вот и сейчас с приятелями на рыбалке.

В прихожей щелкнул замок — вернулся боцман. Виктор сразу обратился к нему с вопросом о Черешкове. В ответ Тарасов только вздохнул. Он молча сел, положив на стол руки с огромными, как пивные кружки, кулаками. Заговорил медленно, словно обдумывал каждое слово.

— С Женей мы общались мало, сказывались большая разница в возрасте и разные служебные функции. О Черешкове лучше расскажет Смелов. Они дружили. Сейчас он живет не в Уссурийске, а здесь, во Владивостоке.

Уже через полчаса Виктор был на другом конце города, на улице Русской. На такси он подъехал прямо к подъезду. У окна на втором этаже курил и смотрел во двор молодой мужчина.

— Не Смелов ли? — мелькнула мысль.

Это был именно он, и на него Виктор возлагал последнюю надежду. Ведь если Смелов ничего не знает об Элеоноре, дальнейшие поиски зайдут в тупик. Однако штурман оказался осведомленным человеком.

— В случившееся с «Тавричанкой» не могу поверить до сих пор… Да, с Черешковым мы дружили, на судне наши каюты рядом были… Элеонора — студентка медицинского института, живет в общежитии. Так уж случилось, она забеременела, вот Женька и рвался в отпуск, чтобы узаконить брак. А отпуск кадровики, как ни просил, ему не дали…

Полученной информации оказалось достаточно, и Виктор попрощался. Примерно через час он и Оксана Владимировна приехали в общежитие мединститута. Посторонних туда не пропускали, но Виктор как-то прошел. И вскоре показался в холле вместе с Элеонорой.

Она и Черешкова, ранее не видевшие и не знавшие друг друга, обнялись и расплакались. Чтобы не мешать им, Виктор вышел во двор покурить. Когда вернулся, увидел рыдающую Черешкову:

— Эх, дочка, что же ты наделала… Я так надеялась, что после сына останется его ребеночек… Я бы помогла его вырастить… Как и зачем теперь жить…

Стало понятно: испугавшись трудностей, Элеонора прервала беременность…

В гостиницу возвращались молча. С моря дул пронизывающий ветер, и они ускоряли шаг…

* * *

Прошло более сорока лет. За столь солидным сроком давности не мудрено что-либо забыть, но в очередной раз выручили мои дневники, которые я веду с первого сентября 1970 года. И уж никак не предполагал, что трогательное письмо от Виктора, пришедшее по электронной почте, заставит меня вспомнить о тех далеких событиях.

«…На той неделе в одной из телепередач показали питерскую клинику. О новых методах лечения тяжелых заболеваний рассказывала миловидная женщина. В ней я сразу узнал Элеонору. По служебным делам мне надлежало ехать в Питер, поэтому я позвонил в клинику и договорился с Элей о встрече… Знаешь, она совершенно не изменилась: та же фигура и тот же голос, та же прическа и те же в ушах серьги, подаренные ей когда-то Черешковым… Мы сидели в ее уютном кабинете, пили ароматный кофе и вспоминали о прожитом. После окончания вуза Элеонора случайно встретилась с моряком-балтийцем, который увез ее из Владивостока в Санкт-Петербург. Здесь она окончила аспирантуру, защитила диссертацию. Заведует отделением в клинике. Сын Евгений (!) окончил морское училище и служит на Северном флоте. У него двое детей: дочь Оксана и сын Павел. Заметь: у внуков Элеоноры имена родителей Черешкова. Первая любовь не забывается…»

Послание Виктора я читал с интересом. Как-то не верилось, что давняя, полузабытая история вдруг получила такое счастливое продолжение. И это не могло не радовать.

За окном было хмурое субботнее утро. Вскоре по крыше забарабанил летний дождь. Погода словно оплакивала погибших моряков «Тавричанки»…

Еще по теме:

Сентябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Картина дня
18 сентября 2021, 16:45

Более 33 миллионов рублей потрачено в Брянском районе на жильё для медиков

Одна из самых обширных систем здравоохранения региона — в Брянском районе. Она включает в себя межрайонную (далее…)

18 сентября 2021, 16:20

Брянских школьников и студентов приглашают принять участие в олимпиаде «Россия в электронном мире»

Старт двенадцатой ежегодной интерактивной олимпиаде «Россия в электронном мире» будет дан 20 сентября 2021 года в Президентской библиотеке. Как сообщается на сайте (далее…)

18 сентября 2021, 16:13

Молодые брянские хоккеисты уверенно разгромили соперников

Первенство Национальной молодёжной хоккейной лиги стартовало сегодня, 18 сентября. В соревнованиях принимает участие (далее…)

18 сентября 2021, 14:47

Директор брянского центра реабилитации инвалидов Ирина Лаврушина голосует за будущее России

Директор автономной некоммерческой организации «Центр реабилитации инвалидов», член общественной палаты Брянской области Ирина Лаврушина – человек активной жизненной позиции. (далее…)

  • Правовой портал Нормативные правовые акты в Российской Федерации